+7-916-552-52-72
Галина Никишина психолог

Интервью с Галиной Никишиной: о профессиональном пути, трудностях в работе и психологических мифах

Кто же такой психолог? Это супер-осознанный сверхчеловек, знающий ответы на все вопросы? Он всегда на позитиве и полон сил? Или, все таки, ничто человеческое ему не чуждо?

Поговорим с Галиной Никишиной о тонкостях обучения на психолога, о трудностях, с которыми приходится сталкиваться в процессе работы, о проблемных клиентах и о радостях от профессиональных побед.

Об учебе и начале профессионального пути 

Почему выбрали профессию психолога? Помните ли момент, когда точно решили для себя, что хотите освоить именно эту профессию? 

Да конечно. Мой путь в психологию начался в 2006 году. И начался он не с психологии, а с астрологии. Я проходила длительное обучение в Московской академии астрологии. 

Со мной училась девочка, которая увлеченно рассказывала о том, что параллельно с астрологией, она проходит обучение психологии. Я видела как горят ее глаза, как она меняется. Я стала расспрашивать ее о том чему конкретно она учится. Она наговорила мне кучу непонятных слов, одним из которых было «гештальт». Доступно объяснить что это такое, она не смогла. А я, заинтересовавшись, стала читать все, что попадалось мне на глаза.

Я читала, но ничего не понимала. В итоге мое природное любопытство победило, и я пошла изучать гештальт. 

Это было в 2011 году. Уже в зрелом возрасте я пошла учиться. Но это не было обучением на психолога. Я не планировала менять профессию. 

Первая ступень обучения гештальту — это глубокая проработка собственных проблем. По сути это годовая терапевтическая группа. Быть в этой группе для меня  было очень тяжело. Приходилось делать много упражнений, которые поднимали много чувств и вызывали тяжелые переживания. Прикасаться к себе, смотреть на реальность своей жизни было очень трудно. Часто хотелось все бросить и жить так, как я жила раньше. Проживать боль не хотелось совсем .

Галина, вы идете на опережение) Следующий вопрос как раз был про трудности в обучении и желание все прекратить. 

Да, обучение давалось трудно и желание бросить возникало постоянно. Это было практическое обучение в группе, где люди прорабатывали свои внутренние проблемы и травмы. 

Я помню состояние, когда после трехдневного обучения шла домой совершенно без сил. На трехдневках я сидела и молчала, подавляла свои эмоции. От этого возникали головные боли.

На одной из встреч тренеры сказали, что высказаться должны все, особенно те, кто всегда молчит. Мое «Ну что я скажу, уже все сказали» никого не убедило. Мне пришлось говорить. Я первый раз сказала то, что было у меня на душе и получила от других участников вдохновляющую обратную связь о том, что в моих словах было много полезного и важного. 

Я поняла насколько плохо мы себя чувствуем, когда держим все внутри

Обычно, после занятий, я шла домой, чуть живая. Сил не было совсем. Но когда я шла домой в тот день, я заметила, что у меня ничего не болит, и я полна энергии. Это было мощное открытие для меня — насколько плохо мы себя чувствуем, когда держим чувства внутри. 

Так потихоньку я закончила свой первый год обучения.

Я долго думала идти ли мне учиться дальше. Профессию менять я не собиралась. Я работала финансистом, у меня был свободный график. Я успешно и профессионально практиковала астрологию. Особого смысла учиться психологии я не видела, хотя астрологические консультации часто превращались в психологические. Условия обучения гештальт-терапии были жесткие. В программе предусматривалось много дополнительных требований, в виде 150 часов личной и групповой терапии, супервизий , выездных интенсивов, всего было очень много. Необходимо было вкладываться как временем, так и финансами.

И все же я пошла учиться дальше и никогда об этом не пожалела  

Это было уже длительное, полноценное обучение на психолога. Серьезное вложение в себя. В итоге диплом я получила почти через 7 лет. За это время я прошла еще много других обучений. В том числе получила еще одно высшее образование в ВШПК по системной семейной терапии.

Расскажите о своем новом профессиональном пути. С чего начинали и как пришли к собственному проекту?

С 2006 года я начала работать с людьми и поняла, что именно это приносит мне удовлетворение. Я стала видеть смысл в своей работе.

Но начинала я свой новый профессиональный путь очень тяжело. Было много неуверенности в том, что я смогу кому-то помочь. Первая моя клиентка задержалась больше чем на год. Итоги работы были очень хорошими. Работа с ней дала мне ту самую уверенность в своих силах. Потихоньку стали появляться другие клиенты, начало работать “сарафанное радио”, я стала писать заметки и консультировать клиентов на сайтах психологов. Я поняла, что действительно могу помогать. 

Потом в моем арсенале техник появились метафорические карты и психологические игры. Сейчас я работаю в гештальт-подходе, соединяя его в методиками Экзистенциального анализа и логотерапии, которым обучаюсь сейчас. Применяю много других подходов ( EMDR, IFS-терапия, ACT-терапия)

Решение обучаться экзистенциальному анализу далось мне не просто. Ведь это обучение еще на 7 лет. Я долго не могла решиться на этот шаг в силу своего возраста, но желание глубже изучить экзистенциальный анализ пересилило. 

Не важно закончу я это обучение или нет, я уже сейчас я успешно применяю то, что изучаю. Это обучение — очередная моя инвестиции в себя как профессионала с целью — лучше помогать клиентам и, конечно, себе.  

О радостях и трудностях работы психолога 

Галина, а можно ли сказать, что психологические знания помогают решать собственные проблемы? Или наоборот — «все горе от ума»?

Однозначно помогают. Изменилась я сама, мое отношение к себе, отношения с родственниками и друзьями. Это совершенно другая жизнь. Она осознанная и более счастливая. 

В работе с клиентами, я использую практические методы, которые испытала на себе. Часто для меня этот опыт прохождения личной терапии был очень болезненным. Потому я хорошо понимаю, что происходит с другими людьми . У меня самой было достаточно травматичное детство, поэтому я прекрасно понимаю, через что проходят люди.  

Бывает ли вам эмоционально сложно работать с клиентами? Как справляетесь с этим?

Конечно, бывает. Когда я сильно включаюсь в проблемы клиента, возникает риск эмоционального выгорания. Но я забочусь о том, чтобы по максимуму этого избежать. 

Я беру личные  супервизии — это общение с более профессиональными коллегами.

Я использую телесные практики, медитации, которые помогают замечать и отслеживать мое состояния. 

Если я сильно “сливаюсь” с клиентом в его переживаниях, я не могу ему помочь должным образом. Если мы будем вместе с ним сидеть и думать о том, что жизнь плоха и в конце нас ждет смерть, толку не будет. Мне необходимо быть в терапевтической позиции. Мне важно уметь переключаться

Клиенты разные, и с некоторыми бывает очень тяжело. Тяжело, когда человек не привык брать на себя ответственность и работать самостоятельно , он просто сидит и ждет совета. А психолог советов не дает. Человек находится в детской позиции и надеется, что кто-то “большой и сильный” разрешит все его проблемы. Иногда, незаметно для себя, в это включаешься и начинаешь “тащить” клиента на себе. Вот тут как раз и нужны техники отделения, медитации и контакт с телом. Сложно быть одновременно в контакте и с клиентом, и с собой. Не всегда это получается. Но я стараюсь.

Что любите в своей работе больше всего? Какие моменты наоборот расстраивают?

Я люблю, когда клиенты вкладываются в себя, когда полноценно работают в терапии . Мне нравится долгосрочная работа, потому что глобальных изменений быстро не добиться. Мне нравится наблюдать как меняется жизнь клиента. Психотерапия всегда про человеческие отношения, общение .  Многие вещи “лечатся” именно отношениями. А для этого им необходимо время.

Очень приятно, когда ко мне приезжают люди из других городов и даже стран. Однажды в Москву на несколько дней прилетала моя клиентка из Новой Зеландии. Большое удовольствие — лично встретиться с человеком, с которым каждую неделю, в течении нескольких лет, мы общались только по скайпу.

Радует, что прилетая в командировку из Латвии или Японии, мои клиенты стремятся встретиться со мной. 

А вот расстраиваюсь я очень сильно, когда клиент попадает в точку своей трудности и уходит. Мне невероятно обидно, что он повторяет свой паттерн поведения. Я вижу точку, которую ему надо пройти, чтобы мы смогли двигаться дальше. А он не видит ее и уходит. Я долго горюю по таким клиентам.

Но такой итог работы часто можно предсказать заранее. Этим людям трудно удерживаться в отношениях.

И это очень грустно, потому что клиент-терапевтические отношения лечат очень многое. В долгосрочной терапии повторяется все тоже самое, что и в жизни. Человек что-то недоговаривает, ему что-то не нравится, кажется, что терапевт что-то не так делает, но он молчит, не приносит это в контакт и просто уходит. Происходит обрыв отношений. И с этим сделать я ничего не могу.

Я очень хочу помочь человеку, знаю как именно могу это сделать, но….К сожалению, порой пробиться через эту стену невозможно. 

Как друзья и близкие относятся к вашей профессии? Не боятся «быть прочитанными как открытая книга»?

Это одно из самых распространенных заблуждений. Психотерапия, которую я практикую , диалоговая . Я не анализирую человека, не вижу его насквозь. 

Метафорически это выглядит так — Человек идет по темному лесу. Я иду вместе с ним и держу в руках фонарик. Я не знаю куда он идет, я просто держу его за руку, чтобы ему было не страшно

Я расспрашиваю его о чувствах, о желаниях и переживаниях. Я разговариваю с ним, и мы вместе начинаем понимать как он строит свой мир. Мир своих чувств и отношений. Ко мне часто приходят очень рациональные люди. Они ищут ответы в голове. А они не только в голове, но и в наших чувствах и переживаниях. 

Когда мы смотрим на все комплексно, мы находим правильные ответы. Только через вопросы человек открывается мне, и я вижу его через эту открытость. Диагнозы я не ставлю.

О психологических мифах и немного о личном

Приходилось ли вам сталкиваться в своей практике с развенчанием мифов о психологах? Какие из них самые нелепые?

Раньше самым распространенным был миф о том, что к психологам ходят только психи. Это абсолютная глупость. Я работаю со здоровыми людьми, попавшими в трудные жизненные ситуации или с людьми, которые качественно хотят поменять свою жизнь.

Другой миф о том, что у самого психолога все в жизни должно быть «в шоколаде», иначе он не сможет нормально работать. Но это почти о том, что у хирурга не может быть аппендицита, а у стоматолога никогда не должны болеть зубы. 

У психолога не должно быть идеальной жизни. Идеальной жизни нет ни у кого. Мы живые, а значит переживаем кризисы. Психолог должен быть интересен вам как личность: какой путь он прошел, чем живет, какие у него ценности. С психологом должно быть комфортно, чтобы человек смог ему открыться. Не так важен подход, который используется психологом в работе. Важна его квалификация, наличие личной психотерапии. Психолог должен постоянно обучаться.

Еще одно распространенное заблуждение заключается в том, что психолог подскажет как вам дальше жить. Клиент приходит за советом, а потом говорит о том, что психолог ничего ему не подсказал, а просто вытягивает из него деньги. 


Психолог НЕ дает советов, у него может быть совсем НЕ идеальная жизнь и работает он НЕ с психами


Дело в том, что советы не работают. Совет человек дает из себя,  «со своей колокольни».  «Ну что ты обижаешься, не обижайся. Да скажи ты ему… Надо было сделать так…».  Важно понять почему кто-то на кого-то обиделся, как это произошло. Именно через это происходит понимание и проживание. Исследуя с психологом свои реакции, вы начнете больше понимать себя и научитесь реагировать не привычным способом, а выбирая свое поведение. Именно это приведет к изменениям.

Люди очень любят ходить на тренинги личностного роста. Почему они так популярны ? Потому что они дают эффект, но этот эффект временный. Человек делает упражнения , поднимается на групповой энергии, а потом скатывается. Проблема в том, что глубокой проработки не происходит. Это временное облегчение и не всегда безопасное. Если делать упражнения, не учитывая свою индивидуальную историю, можно получить ретравматизацию.

Есть ли у вас хобби? Как проводите свободное время?

Глобальных хобби у меня нет. Наверное сейчас можно считать как хобби астрологию.  У меня есть три внука, которым я посвящаю время. Я очень люблю читать. Например, книги по экзистенциальному анализу я могу читать круглосуточно. Обучение  экзистенциальному анализу- это огромное удовольствие для меня. Например сегодня я 3 часа с наслаждением читала учебник и готовилась к экзамену.

Я хожу в кино, в театр, музеи, путешествую. Встречаюсь с подругами. Люблю просто гулять по Москве. Такая простая обычная жизнь.

А еще я все время чему-то учусь и никогда это не брошу. Наверное, можно назвать учебу моим хобби. В подростковом возрасте я называла себя “киножурнал “хочу все знать”)

Как вы считаете, почему многие люди, испытывающие жизненные трудности, не решаются обратиться к специалисту? Что вы можете им посоветовать?

Люди боятся. Боятся просто психологии, боятся быть слабыми и обращаться за помощью и боятся открываться другому человеку.

Мне часто говорят «Ваш телефон год пролежал у меня в кармане, а я все боялся позвонить». Но уже после первой встречи человеку становится легче и я слышу “ну чего я так долго решался”.

Многие просто боятся перемен. Знакомство с собой, со своей жизнью может быть очень болезненным. Если человек не готов что-то менять, он не хочет смотреть вглубь, прикасаться к боли, он живет, используя психологические защиты. А лучшая защита — отрицание, привычно отвернуться и сделать вид, что проблем нет. Так и делают многие люди. Но почему-то потом они начинают болеть, а врачи ничего не находят или наступает депрессия. 

Когда человек приходит на психотерапию — он начинает видеть реальность, учится говорить правду, прежде всего себе, а потом другим, учится отстаивать и выбирать себя. Ему приходится делать выборы и брать за них ответственность. 

А он может быть к этому не готов. Ведь для любого выбора необходимы внутренние ресурсы. А откуда взяться ресурсам, если он в депрессии и хочет круглосуточно лежать на диване?

Для любых поступков нужны силы. Клиент приходит на психотерапию, когда у него появляются силы разбираться с кризисом или жизненными неурядицами. Жалко, что часто именно серьезные проблемы подталкивают человека к тому, чтобы он обратился за помощью. Хорошо бы приходить на консультации для профилактики. Счастливых людей было бы гораздо больше.

Обычно к специалисту идут те, кто понимает пользу от вложений в собственное благополучие. К психологу не идут те, кто боится и не готов к изменениям. 

Так что всем испытывающим хоть малейшие сложности в жизни, я очень рекомендую бояться, но идти на психотерапию. Мы не можем не бояться, любой выход из зоны комфорта вызывает в нас страх. Но пусть этот страх не будет препятствием к изменениям. Всегда можно попробовать начать жить новую жизнь .

Подписывайтесь на мои странички в социальных сетях

Спасибо!

0 0 голос
Рейтинг статьи
Яндекс.Метрика